"Безопасность для всех"

Главная  Словари  Каталог   О проекте   Карта сайта   Контакты    Старая версия сайта

       
Поиск   
Главное меню

AdSense




10.9.13 14:09 |
Раздел: | Автор: admin | Рейтинг: 0.00 (0) Оценить | Хитов 3225
ЧВК: от кондотьеров до корпораций

Наемники, солдаты удачи, и частные армии существовали с незапамятных времен. Лица, общины, общества или государства, которые были не в состоянии обеспечить безопасность территории, собственности, или вынужденные участвовать в войне, прибегали к практике найма солдат и вооруженных контингентов. Эта система начала меняться только с появлением вестфальского порядка в 1648 году, когда идея государства как эксклюзивного поставщика безопасности стала основной и определяющей для современной теории государственности. Начиная с 18 века, государства монополизировали насилие, способность собирать армии и вести боевые действия. Правительства должны были набирать или вербовать своих собственных граждан, чтобы обеспечить им их гражданские права и суверенитет от внутренних и внешних угроз. Граждане вели войны во имя государства, из чувства лояльности, принадлежности к определенной национальности или идеологии. Эта способность к обеспечению безопасности в стране и за рубежом привела к способности государства внести свой вклад в коллективную безопасность в региональном и глобальном масштабе.

Сегодня, однако, этот вестфальский порядок с нациями-государствами как бесспорными столпами мирового порядка и с защитой от угрозы извне как основной миссии вооруженных сил - был заменен гораздо более сложной реальностью, которая вернула в повестку дня приватизацию войн и вооруженных конфликтов. Приватизация силы проявляется не только в увеличении гражданских войн и внутренних конфликтов по всему миру, противостояния государств и негосударственных сил друг против друга. Последние события в Афганистане, Колумбии, Сомали, Судане, Уганде, Либерии, на Западных Балканах и на Северном Кавказе возвестили о возвращении военизированных формирований под руководством полевых командиров и наемников. Кроме того на политику ряда стран активно влияют транснациональные террористические группы, силы наркокартелей, этнически и религиозно мотивированные вооруженные группы, или международные организованной преступные группы. Более широкое использование частных военных подрядчиков является проявлением приватизации и коммерциализации войны. Последние войны в Боснии, Сьерра-Леоне, Косово, Афганистане и Ираке проводились с помощью гражданских подрядчиков. Частники так же стали ключевыми игроками в ликвидации последствий войны в Ираке - в обеспечении мира и восстановления или реформировании государственных институтов безопасности.

http://milcons.ru/sites/default/files/780065713.jpg

Начиная с 17-го века мир не видел такой зависимости от частных военных организаций для выполнения задач, непосредственно влияющих на успех боевых действий. Частные подрядчики в настоящее время настолько прочно входят в операции по интервенции, поддержанию мира и оккупации, что эта тенденция, вероятно, достигла точки невозврата. США, Великобритания, Канада, а также австралийские военные уже, наверное, не смогут вести войну без таких частных компаний. Утверждается, что доля частных контрактников в Ираке выросла в 10 раз по сравнению с первой войной в заливе. Хотя никто в нынешней администрации США, кажется, не знает точно, сколько частных подрядчиков было задействовано в операции в Ираке, по разным оценкам их общее количество на пике находилось в диапазоне  от 20 до 45 тысяч человек, собранных из всех углов мира. По данным Центра «Windfalls Public Integrity», более 150 американских компаний получили контракты на сумму до 48,7 млрд.долларов за работу в послевоенном Афганистане и Ираке. Из них значительная часть была присуждена частной военной промышленности. ЧВК являлись вторым по величине контингентом «международной коалиции» в Ираке, уступая в численности американским войскам, но превышая численность всех других контингентов. Министерство обороны США заявило, что гражданские подрядчики должны составлять 50 процентов рабочей силы, развернутой во всех будущих операций. В настоящее время США тратят гигантские 420 млрд. долларов в год на военные нужды. Как говорят, доход рынка частной военной промышленности, уже вырос до более чем четверти от этой суммы и увеличился с 55,6 млрд. долларов, зафиксированных в 1990 году до 202 млрд.долларов в 2010 году.

Таким образом, «наемники» (как их когда-то называли), процветают - только теперь они называются частными военными компаниями (ЧВК) и частными охранными предприятиями (ЧОП). «Охранными» называют компании, которые специализируются в области обеспечения безопасности и защиты персонала и имущества, в том числе гуманитарных и промышленных активов.

ЧВК являются частными компаниями, которые специализируются на военных навыках, в том числе на ведении боевых действий, стратегическом планировании, сборе оперативных данных, оперативной поддержки, логистики, подготовке кадров, закупки и ремонта вооружений и техники. Хотя большинство ЧВК служит правительствам государств и их вооруженным силам, некоторые из них помогали реорганизовывать иностранные силы безопасности, а также работали по заказу ООН, НПО и даже экологических групп. Другие ЧВК процветали на другом конце рынка, и работали на диктаторов, режимы несостоявшихся государств, организованную преступность, наркокартели и группы, связанные с терроризмом.

Рост частной военной промышленности отражает новое лицо современного вооруженного конфликта «бизнес-войны». Представляя новое дополнение к современным боевым действиям, роль ЧВК в современной войне становится все более значительной, они изменяют структуру вооруженных сил по всему миру и способы ведения войны. По мере появления, умножения и распространения новых форм вооруженных конфликтов, они делают границы между общественным и частным, государством и обществом, военными и гражданскими столь же размытыми, какими они были до 1648 года. Таким образом, с дальнейшим ростом и увеличением активности частной военной промышленности, начало 21-го века ознаменовалось ускорением распада монополии нации-государства на насилие, и появлением рынка для частных поставщиков вооруженной силы.
Самое удивительное заключается в том, что в современном мире множество правил: где и какую пищу мы можем есть, какую косметику мы можем использовать подлежит строгому регулированию и контролю со стороны государственных органов, но частная военная промышленность, имеющая столь важное значение для национальной и международной безопасности остается в значительной степени вне правового поля. Регулирование частных охранных компаний внутренним законодательством еще является более или менее развитым, но в целом его вряд ли можно назвать строгим. На сегодняшний день специальные меры по регулированию ЧВК и ЧОП имеют скорее спорадический характер. В то время как большинство стран признают необходимость запрета деятельность наемников, несколько государств разработали законы в поддержку существующих международных соглашений о частной военной силе. Еще сложнее выглядит вопрос о ЧВК и ЧОП, работающих за рубежом. Эта сфера была оставлена в значительной степени на  саморегуляцию и корпоративную ответственность. Отсутствие регулирования предоставления частных военных и охранных услуг, трудности демократического контроля, а также неадекватность мер по приведению компаний и их сотрудников к ответственности за свои действия, вызывают особую озабоченность. Следовательно, существует необходимость для государства контролировать предоставление частных военных и охранных услуг, а также в распространения оружия, и товаров двойного назначения, в обход эмбарго на поставки оружия.

http://milcons.ru/sites/default/files/003.jpg

Быстрый рост частного военного сектора стал результатом слияния нескольких изменений или сдвигов, произошедших в начале 1990-х годов. Первый был политическим: крушение СССР, что привело к массовому сокращению численности вооруженных сил. После окончания холодной войны, более 7 млн. военнослужащих были выброшены на рынок труда. Сокращения армий рождали спрос и предложения, тому же способствовало появление новых угроз. Бум частного военного и охранного сектора вобрал в себя часть этих специфических сил и знаний, что повлекло за собой замену солдат на гражданских лиц с более высокой заработной платой, которые ранее зачастую проходили обучение за счет государства.

Во многих странах, вслед за сокращением последовала профессионализация вооруженных сил. Но в то же время профессиональная армия, конечно же, в обслуживании стоит гораздо дороже, чем призывная. Вследствие этого многие политические лидеры по всему миру сформировали спрос на более компактную и менее дорогостоящую вооруженную силу. Кроме того, в целях борьбы с растущим дефицитом бюджетов были проведены дополнительные сокращения персонала, ресурсов и инфраструктуры. Растущие финансовые трудности заставили сформировать новую стратегию национальной безопасности, которая перешла от уклонения от рисков к управлению рисками . Так, западные военные сосредоточились на развитии компактных, более «злых», и более эффективных и гибких сил. Одновременно значительно возросли военные оперативные темпы – причиной тому стало распространение региональных конфликтов, развернувшихся с окончанием периода стабильности, который был порожден балансом сил холодной войны. В ответ на эти тенденции, функции многих западных вооруженных сил были пересмотрены и переориентированы на поддержание только своей ключевой компетенции. Неосновные виды деятельности были ликвидированы, а те мероприятия, которые не обязательно должны быть выполняться военнослужащими - стали объектом различных форм альтернативной службы, породив широкий простор для развития ЧВК.

Еще одно изменение мира заключалось в образовании вакуума власти. Он возник также в результате окончания конце холодной войны из-за разрушения контроля сверхдержав над региональными конфликтами. В некоторых регионах число зон конфликтов и случаев гражданские войны удвоилось. Этот период продемонстрировал значительное увеличение нестабильности, которая часто приводила к тому, что некоторые государства оказались не в состоянии содержать достаточное количество вооруженных сил даже для поддержания внутреннего порядка. В то же время, конец биполярной конфронтации привел к снижению большого интереса лидеров крупных стран к этим областям. Государствам стало трудно получать поддержку от населения по вмешательству в трясину региональных конфликтов, а возросший уровень потребления сделал граждан западных стран менее терпимыми к увеличению военных расходов. Таким образом, некоторые нестабильные государства, не имея поддержки со стороны великих держав и не в состоянии обеспечить безопасность своих граждан, предоставили ЧВК возможность подтверждать политический контроль и некоторое подобие порядка.

Одновременно, для всё большего числа покупателей и продавцов стала открытой международная торговля оружием. Это позволило большему числу и более широкому кругу субъектов получить доступ к оружию, а также открыло все более и более простые способы для ЧВК получать прибыль от конфликтов путем участия в торговля. В классическом примере дилеммы безопасности, закупки оружия для одной стороне вызывали тенденцию к увеличению неуверенности другой стороны, в результате обе стороны часто обращались к ЧВК для организации защиты и обучения персонала. Таким образом, после предоставления оружия, ЧВК могут доказать свою полезность для слабых государств - клиентов различными способами, от предоставления услуг местным силам безопасности, выступающей в качестве военных инструкторов, или, более того – планируя и проведения мелкие военные операции. Таким образом, деятельность ЧВК в торговле оружием помогла им самим, создавая предпосылки для приватизации политического насилия, которое подрывает - или делает более трудным восстановление государственной монополии на легитимное насилие.

Еще одним результатом уменьшения непосредственного участия внешних сил в конфликтах стало обнищание и падение потенциала многих стран, которое привело к неспособности государства обеспечить безопасность своих граждан. Так, гражданские лица становились в региональных конфликтах уже не случайными, а главными жертвами. За непродолжительное время число беженцев увеличилось с 2,4 млн до более чем 14 миллионов человек. Внутренняя миграция, вызванная вооруженными столкновениями, возросла с 22 до 38 миллионов человек за последние двадцать лет. Все это сделало гуманитарную помощь и систему ее распределения очень важным источником дохода и, следовательно, частью местной политической борьбы. В результате было увеличено давление на организации, оказывающие гуманитарную помощь. Насилие в отношении сотрудников гуманитарных организаций привело к тому, что даже организации из состава ООН, такие как УВКБ ООН, ЮНИСЕФ стали нанимать частные военные и охранные компании для обеспечения защиты своих операций и персонала в нестабильных регионах.

http://milcons.ru/sites/default/files/1355586719_1.jpg

Дополнительные изменения, инициированные войны в Персидском заливе и войной на Балканах, имели стратегической и технологической характер. По сути, менялась сама суть войны, в частности, из-за повышения роли высоких технологий. По мере повышения уровня технической оснащенности пунктов управления и военного оборудования, возникала все большая потребность по использованию гражданских специалистов из-за сложности разработки и сохранения соответствующих навыков в армии. Этот сдвиг привел к гораздо увеличившемуся спросу на специалистов частного сектора.

Возможно, самым важным фактором, который привел к росту числа ЧВК и ЧОП в последнее время стал нормативный сдвиг в сторону рыночных отношений в общественной сфере: приватизация революций – конечный итог политики неолиберализма - который обеспечивает логику, законность и модели для входа на рынки в бывших государственных секторах экономики. Приватизация идет рука об руку с глобализацией. Обе динамики поддерживают мнение, что  конкуренции приведет к максимальной эффективности и результативности. Приватизация преподносится как свидетельство превосходства рынка над правительством в предоставлении определенных услуг. Расходы на аутсорсинг уже превысили 1 трлн долларов по всему миру. И темпы роста аутсорсинга не будут спадать. Например, в течение ряда лет официальной британской правительственной политикой был аутсорсинг некоторых функций защиты. Государственно-частное партнерства Великобритании, получившее название «Частная финансовая инициатива», можно выразить несколькими словами: «платить в частном порядке за те аспекты обороны, которые мы не можем финансировать из общественных фондов». Таким образом, в частные руки может попасть предоставление в аренду транспортных самолетов, кораблей, грузовых автомобилей, обучение и проживание. Оборудование будет сдаваться в аренду другим клиентам в течение времени простоя. Даже подготовка пилотов в Королевских ВВС в значительной степени отдана во внешние структуры: от 15 и до 80 процентов всего учебного процесса в настоящее время осуществляется гражданскими подрядчиками.

Наконец, была зафиксирована эскалация спроса на ЧВК и ЧОК в результате терактов 9/11 и началом операций в Афганистане и Ираке. Стечение всех тенденций привело к появлению и быстрому росту приватизированных военных и охранных компаний. Нет никаких признаков того, что эти тенденции будут замедляться в обозримом будущем.

В течении последнего времени менялся и характер частного военного и охранного секторов. В 1960-х и 1970-х годов, наемники из довольно сомнительных организаций приобрели репутацию жестоких солдат из-за их участия в процессе деколонизации. Подразделения наемников непосредственно участвовали в конфликтах против зарождающихся независимых государств в Африке , и даже воевали против ООН в ходе своей операции в Конго с 1960 по 1964 год. Они были также вовлечены и в значительное число попыток переворотов и нарушений в области прав человека. Хотя привлечение частных военных сил в современном мире, как правило, далеко от деятельности наемников из тех времен, эта сомнительная репутация продолжает оказывать влияние на общественное восприятие частного сектора, участвующего в военных операциях. Действительно, некоторые стереотипы в восприятии частных военных сил все еще существуют, и, как правило, такое впечатление складывается от нижнего конца спектра ЧВК. Тем не менее, в то время как некоторые ЧВК могут быть изгоями своего рода, но большинство частных военных и охранных компаний таковыми не являются.

ЧВК являются компаниями, предоставляющими профессиональные услуги неразрывно связанные с военными действиями. Представляя собой особый вектор развития частного сектора, эта новая отрасль отличается от наемников классического типа. Критическим фактором в определении различий является их современная корпоративная форма ведения бизнеса. Глобализация и дерегулирование международных рынков играют важную роль в реструктуризации деятельности наемников и сделали возможным создание ЧВК в виде крупных корпоративных групп, действующих во многих государствах. Снижение веса бюрократии и более скоростное движение товаров, людей и услуг через границы сегодня по сравнению с периодом холодной войны позволяют проводить более быстрые и более гибкие операции. ЧВК также извлекают выгоду из современных экономических условий, которые предлагают им тип юридической организации, которая лучше всего подходит для такого специфического бизнеса, и дать им возможность воспользоваться налоговыми убежищами, стимулами для иностранных инвестиций, а также слабым регулированием совместных предприятий, их лицензирования.

http://milcons.ru/sites/default/files/joel_family_of_drumstrong_61.248190505_std.jpg

ЧВК являются иерархически организованными и законно зарегистрированными предприятиями, которые открыто предлагают свои услуги и открыто конкурируют на международном рынке, имеют прочные связи с международными финансовыми холдингами, набрать более квалифицированный персонал, чем их предшественники, и предоставляют более широкий спектр услуг военного характера большему разнообразию и количеству клиентов. Корпоративная форма собственности не только отличает ЧВК от наемников и других частных военных предприятий, которые существовали в прошлом, но и предлагает явные преимущества в эффективности. Фундаментальным аспектом стремительно растущего спроса и предложения частных военных услуг является то, что это произошло в общей идеологической среде, которая утверждала, что рынки и эффективность являются главными критериями для оценки целесообразности любого проекта. Это сыграло решающую роль в процветании частной военной промышленности и в распространение идеи, что они, как и любое другое предприятие должны оцениваться исключительно на основе соотношения цена-качество.

Как и других корпорации, современные ЧВК работают как компании, которые могут сосредоточиться на своих сравнительных преимуществах в обеспечении военных потребностей. Они ориентированы на рыночные ниши, предлагая пакеты услуг охватывающие широкий круг военных навыков. В качестве бизнес-единицы, они часто связаны через сложные финансовые договоренности с другими фирмами.

Исторически, корпоративную структуру у наемников можно проследить по крайней мере, 14-го века в Италии. Историки отмечают, что, их организация «Конструктивно напоминала корпорацию… с четко сформулированной иерархией командиров и офицеров, над которыми председательствовал кондотьер… Компания обращалась к услугам адвокатов и нотариусов для решения правовых вопросов и заключения контрактов (condotte), к казначеям и банкирам, чтобы  обращаться с деньгами, к священникам и проституткам, чтобы удовлетворить соответственно духовные и плотские потребности». Институт исследований в области безопасности в 1999 году определил «корпоративные армии», как «частные военные группы, имеющие в своем составе персонал, отвечающий за финансы, военные операции и логистику, действующий в рамках одного юридического лица или через взаимосвязанные компания и предприятия». В своей самой базовой форме, ЧВК управляются одним директором или советом директоров и имеют небольшой постоянный силовой  персонал, обслуживающий собственные коммерческие интересы и интересы аффилированных лиц. Таким образом, традиционные государственные полномочия и инструменты для осуществления политических и социальных изменений путем применения силы передаются через приватизацию юридическим лицам или группам лиц. Эти мощные компании могут функционировать как на корпоративном национальном, так и наднациональном и транснациональном уровне. Следовательно речь может идти и о передаче полномочий глобального мирового сообщества корпоративным группам, которые, по существу подотчетны только законами о прибылях, спроса и предложения.
Многие ЧВК являются дочерними компаниями крупных корпораций, чьи акции торгуются на многих фондовых биржах. В частности, для некоторых из военно-ориентированных транснациональных корпораций в США, Великобритании и Канады, включение частной военной службы в свой список предложений может помочь им сохранить прибыльность в условиях нехватки государственных контрактов. А для тех транснациональных корпораций, которые имеют интересы в горнодобывающей промышленности и энергетике, в добывающих отраслях, связи с частными военными и охранными компаниями предоставляют хорошие средства для управления их политическими рисками в опасных зонах за рубежом.

ЧВК и ЧОП как правило, работают с использованием баз данных персонала, которые охватывают пул доступных работника. Они знают своих потенциальных сотрудников, ценят их профессиональные навыки и адаптируют их к конкретным потребностям миссии. В то время как наемники представляют собой просто совокупность индивидов, персонал в ЧВК организован в определенные структуры юридического лица. Они специально сгруппированы таким образом, чтобы работать с большей согласованностью и дисциплиной.

Вместо того чтобы полагаться на специальный черный рынок при работе с наемниками, ЧВК функционируют как получающие прибыль компании, стремящиеся получить за свои услуги самую высокую цену, и стремящиеся поддерживать постоянную корпоративную иерархию. Это означает, что они используют сложные формы корпоративного финансирования - от продажи акций до внутрифирменной торговли - и могут участвовать в самых разнообразных сделках и контрактах. Для сравнения, наемники, как правило, требуют оплату в твердой валюте и часто не могут наниматься за короткий срок. Таким образом, для ЧВК, не имеет отношения, кем работали ранее их сотрудники.

В отличие от наемников, ЧВК конкурируют на открытом глобальном рынке и в целом считаются юридическими лицами, отвечающими по договорными обязательствам перед своими клиентами. В некоторых случаях, они по крайней мере номинально привязан к своим государствам регистрации через законы, требующие регистрации, периодической отчетности, и лицензирования иностранных контрактов. Вместо того, чтобы отрицать собственное существование (собственно что делали все объединения наемников), большинство ЧВК публично рекламируют свои услуги, в том числе поддерживают собственные веб-сайты. Многие из них также проявляют стремление к хорошим связям с общественностью и положительному корпоративному имиджу.

Наконец, ЧВК предлагают гораздо более широкий спектр услуг для более широкого круга клиентов, чем наемники. Некоторые компании охватывают весь спектр от консалтинга, обучения, технического обслуживания и логистики, до оперативного и прямого боевого обеспечения, чтобы получить возможность получать контракты от заинтересованных организаций. Кроме того, они могут работать одновременно для нескольких клиентов на различных рынках и театрах - то, что наемники не могут сделать.

http://milcons.ru/sites/default/files/blackwater.top.jpg

Эти особенности и распространение ЧВК также привели к смене отношения к ним правительств многих стран – этот факт признают даже те, кто по-прежнему характеризуют сотрудников ЧВК как «корпоративных наемников». Наемники сегодня по-прежнему борются за деньги заказчиков, но в контексте глобального капитализма, некоторые группы становятся все менее и менее щепетильны в моральном отношении. Организация наемников в корпорации, которые зачастую функционируют как консалтинговые фирмы поставил определенный барьер расстояние между ними и их деятельностью. Кроме того, наемник, объединенные в корпорации повысили свою эффективность и саморегулирование, влияющие на способ рассмотрения правительствами наемников в качестве инструмента государственной политики.
Тем не менее, очень часто нерегулируемая структура деятельности ЧВК создает проблемы с прозрачностью. Одной из наиболее очевидных характеристик этой отрасли является то, что она представляет собой запутанный и вводящий в заблуждение лабиринт для внешнего наблюдателя. Компании иногда являются частью гигантских многонациональных и трансконтинентальных проблем, что существенно затрудняет установление фактов, где такие компании начинаются и где они начинаются или заканчиваются. Некоторые из этих компаний часто регистрируются как юридические лица на других территориях, что затрудняет решение таких вопросов, как государственный контроль за их деятельностью. Кроме того, контракты часто получаются на основе субподряда, тем самым отводя фокус контроля и ответственности. Это становится тем более важно, когда частный военный бизнес участвует в мероприятиях, которые граничат с незаконным поведением. Так специальный докладчик ООН по вопросу о наемниках пояснил, что известны факты, когда ЧВК были связаны с различными незаконными сделками, в том числе с торговлей оружием, наркотиками и торговлей людьми и органами, а также с вымогательством, похищением людей и террористической активностью.

Сергей СЕРКОВ
Источник: psj.ru

 

Родственные ссылки
» Другие статьи раздела
» Эта статья от пользователя admin

5 cамых читаемых статей из раздела :
»
»
»
»
»

5 последних статей раздела :
»
»
»
»
»

¤ Перевести статью в страницу для печати
¤ Послать эту cтатью другу

MyArticles 0.6 Alpha 9 for RUNCMS: by RunCms.ru


PR-CY.ru Rambler's Top100
Яндекс.Метрика

RunCms Copyright © 2002 - 2024
- Free Opensource CMS System - 
- Click here to visit our mainsite! -
Design By Farsus
Hosted by ARAX COMMINICATIONS
Право, Нотариат
Пейнтбол в Молдове
- Генерация страницы: 0.169324 секунд -